Разговор с перекати-полем

В один прекрасный момент падишах Солтансоюн вкупе со своими вояками выехал на охоту. Он ехал впереди собственных везиров и векилей на расстоянии голоса. А Мирали ехал сзади, перед войском. Везиры, векили, кетхуды и улемы все повторяли:

— О падишах, вы любите Мирали больше, чем нас.

И это повторялось не раз Разговор с перекати-полем и не два, а всю дорогу. Солтансоюн ехал задумавшись и не отвечал на их слова. А Мирали, ничего не подозревая об этих жалобах, продолжал путь посреди войска, следовавшего сзади всех.

Вдруг Солтансоюн осмотрелся вокруг и увидел перекати-поле, которое катилось повдоль дороги.

— Ступайте расспросите это перекати-поле о новостях! — обратился Разговор с перекати-полем Солтансоюн к везирам и векилям.

— О шах мира! — зароптали везиры и векили, — Что можно выяснить у безгласного, бессловесного перекати-поля, которое несется по ветру?

— Эй, Мирали! — кликнул Солтансоюн.

Мирали хлестнул жеребца и подъехал. Солтансоюн произнес ему:

— Ступай расспроси о новостях во-о-он то перекати-поле!

Мирали направил вперед жеребца, догнал Разговор с перекати-полем катившееся перекати-поле, мало помедлил там и возвратился.

— Ну, Мирали, вызнал анонсы? — спросил Солтансоюн.

— Да, — отвечал Мирали, — я спросил у перекати-поле, откуда оно прибыло, и оно мне отвечало: «О таких вещах не спрашивай. Откуда я прибыло, знает только ветер, а куда прибуду, знает овраг».

Солтансоюн Разговор с перекати-полем посмотрел на везиров и векилей и сурово произнес им:

— Ну, дурачины, видали? Мирали принудил разговориться сухое перекати-поле, а вы ныли, что от него, мол, ничего не узнаешь.

С тем они и возвратились вспять с охоты.

Мух нет там, где нет людей

Солтансоюн повсевременно с Мирали спорил, желал одолеть его Разговор с перекати-полем в речах хоть каким методом. В один прекрасный момент он произнес Мирали:

— Мухи победили. Неуж-то нет места, где бы не было мух?

— Мух нет там, где нет людей, — отвечал Мирали.

Солтансоюн не поверил и произнес Мирали:

— Ступай садись на жеребца, поедем подальше в степь да посмотрим!

Тотчас же сели они Разговор с перекати-полем на жеребцов и направились в безлюдную степь. «Ну, уж вот тут наверное нет людей», — решили они и тормознули. Спустя некое время вдруг зажужжала муха и села на щеку Солтансоюну.

— Мирали, что все-таки ты лгал? Разве это не муха села мне на щеку? — воскрикнул Солтансоюн.

А Мирали отвечал:

— А Разговор с перекати-полем что все-таки, разве мы не люди?

Так Мирали опять одолел Солтансоюна. С тем они и возвратились вспять.

И это пройдет

Было в старенькые времена у падишаха Солтансоюна 10 везиров. Везиры эти очернили Мирали-шира и принудили Солтансоюна кинуть его в зиндан. А Солтансоюн очень тужил, что Мирали брошен в зиндан. В Разговор с перекати-полем один прекрасный момент, когда Солтансоюн посиживал задумавшись, к нему пришли везиры. Солтансоюн произнес им:

— Везиры, найдете мне такие слова, чтоб, услышав их, я и порадовался и погрустил. Если в течение 3-х дней вы таких слов не отыщите, я всех вас повешу.

Как ни старались везиры, но за три денька Разговор с перекати-полем они не выдумали таких слов, что требовались Солтансоюну. Тогда они посоветовались меж собой и решили:

— Эх, была не была, пойдем да спросим Мирали!

Двое везиров направились в зиндан и обратились к Мирали:

— Мирали, Солтансоюн повелел нам найти такие слова, чтоб, услышав их, он мог и порадоваться и погрустить. Если Разговор с перекати-полем ты нас не выручишь, наши дела плохи.

На это Мирали отвечал:

— Скажите падишаху: «Ин хем мигузеред»,[89]что означает «И это пройдет».

Везиры поторопились к Солтансоюну и произнесли:

— О падишах, мы отыскали слова, которые вам требуются.

— Ну, если отыскали, так гласите, — произнес Солтансоюн.

— «Ин хем мигузеред», — произнесли везиры.

Тогда Солтансоюн Разговор с перекати-полем спросил:

— А вы сами додумались ранее?

— О ваше величество падишах, если вы обещаете нас простить, мы все поведаем, — отвечали везиры.

— Я прощаю вас, — проговорил Солтансоюн.

Тогда везиры признались:

— Мы выспросили эти слова у Мирали.

Тогда Солтансоюн отдал приказ:

— Ступайте и мигом высвободите Мирали из зиндана!

Везиры Разговор с перекати-полем освободили Мирали из зиндана и привели его к падишаху. Вот так Мирали спасся от кутузки.

Дыни в подарок

В давнешние времена, в такой-то год и в такой-то денек у Мирали и его отца отлично уродились дыни. Вот и гласит Мирали папе:

— Послушай, отец, нигде нет таких дынь, как у нас. Подарю Разговор с перекати-полем-ка я потому вьюк дынь падишаху.

— Иди, сынок, но только падишах ничего не даст для тебя взамен, даже если и получит в подарок дыни, — отвечал отец.

— Ну и черт с ним, если не даст, — произнес Мирали.

Нагрузил Мирали на собственного ишака самые наилучшие дыни и отправился в путь. А Разговор с перекати-полем Солтансоюн увидал издалече, что приближается Мирали, и стал у крепостных ворот, как будто он привратник. Когда Мирали, ничего не подозревая, собирался пройти в ворота, Солтансоюн произнес ему:

— Эй, юноша, куда идешь?

— Желаю сейчас подарить Солтансоюну дыни, — отвечал Мирали.

— Вот дурачина! Чем даровать дыни Солтансоюну, который ничего не даст для Разговор с перекати-полем тебя взамен и проводит с пустыми руками, вези-ка ты их лучше на рынок да продай, — произнес Солтансоюн.

— Не даст — и не надо, я хоть покажу ему, какие у меня сладкие дыни, — проговорил Мирали, вошел в ворота и направился ко дворцу падишаха.

А Солтансоюн до прихода Мирали Разговор с перекати-полем успел переодеться в одежку падишаха и сесть на трон. Приблизился Мирали к падишаху и произнес:

— Вот, падишах, я принес для тебя дыни.

— Ничего неплохого в твоих дынях нет, и я для тебя за их ничего не дам. Ступай унеси их! — произнес Солтансоюн.

— Ничего не дашь — ну и черт с этим Разговор с перекати-полем! Я ведь это уже гласил, — отвечал Мирали.

— Эй, юноша, что это ты уже гласил? — спросил Солтансоюн.

— То, что я гласил, — ясно и понятно, здесь и спрашивать нечего, — отвечал Мирали.

Подумал-подумал Солтансоюн, позже отдал Мирали пригоршню монет и отпустил его. Когда Мирали ушел, придворные падишаха произнесли:

— О падишах, послушайте, если Разговор с перекати-полем каждому, кто принесет дыни, вы станете давать столько средств, наша казна опустеет.

— Каждому, кто приносит дыни, столько средств не дают. Средства ему даны не за дыни, а за его ответ, — ответил Солтансоюн.

— Чем все-таки этот человек затмил других? — спросил один из везиров.

— Чем он затмил других Разговор с перекати-полем, вы поймете, если попробуете только при помощи слов отнять у него те средства, которые ему были даны.

— Позволь мне, о падишах, только при помощи слов отобрать у него средства и привезти их вспять, — произнес один из везиров и погнался за Мирали.

Догнав Мирали на полпути, везир кликнул:

— Эй, юноша, постой-ка Разговор с перекати-полем! Средства для тебя были даны напрасно, и я не оставлю их для тебя!

Мирали, придержав ишака, ответил:

— Вот я тормознул — гласи сейчас свое слово. Поглядим, что ты скажешь!

Тогда везир и спрашивает:

— Где середина земли? Угадай-ка!

А Мирали отвечает:

— Ты хочешь знать, где середина земли? Она Разговор с перекати-полем под копытом правой фронтальной ноги моего ишака.

— Откуда для тебя это понятно? — спросил везир.

— Откуда я это знаю — не спрашивай, а если не веришь — я подожду, а ты определи, вот и увидим, — ответил Мирали.

Везир, побежденный Мирали, возвратился к падишаху.

— Ну, удалось для тебя отнять средства? — спросили люди, окружавшие падишаха.

— Нет Разговор с перекати-полем, — ответил везир, — я возвратился без средств.

Тогда другой человек с разрешения падишаха догнал Мирали и произнес ему:

— Эй, юноша! Или угадай, сколько звезд на небе, или отдавай средства и убирайся!

Мирали ему на это ответил:

— Вот так произнес! Да на небе звезд ровно столько, сколько волосков на теле моего Разговор с перекати-полем ишака! А если сомневаешься, возьми и сосчитай.

Так и этому человеку пришлось возвратиться ни с чем.

И снова другой человек догоняет Мирали и спрашивает:

— Эй, юноша, о чем кудахчет белоснежная курица на небе? Знаешь — скажи, не знаешь — давай средства и убирайся!

— Я слышу глас белоснежной курицы, — вдумчиво произнес Мирали Разговор с перекати-полем, — но не разбираю, о чем она гласит. Если можно, дай мне собственного жеребца. Я сяду на него да послушаю — ведь жеребец выше ишака, может быть, когда я стану поближе к белоснежной курице, я скорей разберу, о чем она гласит.

Человек дал Мирали собственного жеребца, а Мирали, сев верхом Разговор с перекати-полем, устроился поудобнее и произнес:

— Вот сейчас я слышу глас белоснежной курицы ясно.

— Ну и что все-таки ты услышал? — спросил тот.

— Белоснежная курица гласит: «Садись на этого жеребца и поезжай, а этому человеку будет достаточно и осла», — ответил Мирали, стегнул жеребца плетью и ускакал.

А тот человек, и жеребца утратив Разговор с перекати-полем и средств не добыв, сел на ишака Мирали и возвратился во дворец. Тогда падишах произнес:

— Ну, сейчас видали, что за человек Мирали?

Пособолезновали они тем, кого Мирали одолел речами, и решили, что правильно говорится: «С сильным не борись, с резвым не беги наперегонки».[90]

Каракудук

В один прекрасный момент Разговор с перекати-полем падишах Солтансоюн и Мирали ехали мимо какого-то селения. Вдруг они узрели необыкновенно прекрасную даму. Как Солтансоюн увидел ее, он тотчас зажегся страстью и решил, что должен обязательно ею овладеть. Но Мирали ему произнес:

— Можно ли без всякого повода отбирать чужую супругу?

Тогда Солтансоюн решил, что он найдет для этого повод Разговор с перекати-полем.

Он подъехал к дому на краю селения и тормознул.

— Эй, ты, у вас здесь есть прекрасная дама, так чья она супруга? — спросил Солтансоюн у владельца дома.

— А это супруга человека по имени Каракудук, — отвечал владелец дома.

Солтансоюн отдал приказ привести этого человека. Кто-то пошел и произнес Каракудуку Разговор с перекати-полем, что его зовет падишах. Каракудук явился.

— Послушай, Каракудук, — произнес Солтансоюн, — я даю для тебя девяносто баранов-двухлеток, а ты должен сделать так, чтоб через 5 месяцев они окотились!

— Ваше величество падишах, я пойду домой и посоветуюсь с супругой, — отвечал Каракудук.

Пришел Каракудук к супруге и произнес:

— Ну, супруга, плохи наши Разговор с перекати-полем дела!

— А что случилось? — спросила супруга.

— Да вот, падишах отдал приказ мне, чтоб я принудил девяносто баранов-двухлеток через 5 месяцев окотиться, — отвечал Каракудук.

— Не грусти, ступай и приведи баранов, — произнесла супруга, — Мы их частью продадим, частью съедим, ну а далее — там видно будет. Ответ я беру на себя Разговор с перекати-полем.

Каракудук возвратился к падишаху и произнес:

— Ну, падишах, давай собственных двухлеток, я заставлю их окотиться!

Забрал Каракудук с собой баранов-двухлеток и пошел домой. Огромную часть баранов они с супругой продали, а несколько зарезали для себя в еду.

Прошло 5 месяцев. Падишах сел верхом на жеребца и поскакал к дому Каракудука. А Разговор с перекати-полем супруга его увидела, что едет падишах, и произнесла:

— А ну, Каракудук, лезь скорей под одеяло, выпяти животик и так лежи. Я сама дам ответ падишаху.

Как раз в это время к двери дома подскакал падишах.

— Эй, Каракудук, где ты? — кликнул он.

— Ваше величество, — отвечала дама, — Каракудук лежит Разговор с перекати-полем беременный, вот-вот родит.

Падишах удивился:

— Да разве мужик может рождать деток?

— О падишах, — отвечала дама, — если можно вынудить баранов-двухлеток окотиться, то почему же мужик не сумеет родить малыша?

Сообразил здесь падишах, что он сделал негожее дело. Пригнулся он к луке седла и ускакал назад. А Каракудук Разговор с перекати-полем с супругой остались умиротворенно доедать баранов.

Два быка

Шел один дайханин и отыскал 2-ух быков. Забрал он их с собой и пришел в селение.

— Ты откуда взял этих быков? — спросил другой дайханин.

— Этих быков мне отдал бог.

— Где же для тебя он их отдал?

— Бог посиживает вон на той арче Разговор с перекати-полем. Если ты придешь к нему и скажешь: «Эй, боже, дай мне пару быков!» — он для тебя здесь же их и даст.

— Тогда я пойду, — произнес дайханин и направился в обозначенную сторону.

А тот дайханин, что отыскал быков, неприметно для другого забежал вперед и влез на арчу. Подошел 2-ой дайханин и, думая, что Разговор с перекати-полем бог посиживает в ветвях дерева, сделал у его подножия омовение,[91]прочитал молитву и произнес, обращаясь наверх:

— О боже, дай и мне пару быков!

А дайханин сверху ему отвечал:

— Не дам я для тебя пары быков!

— Ну, тогда я не буду ради тебя ни молиться, ни поститься, — проговорил 2-ой Разговор с перекати-полем дайханин.

Тогда 1-ый ему произнес:

— Поступай как хочешь.

На это дайханин, просивший быков, воскрикнул:

— И тогда ту молитву, что я прочел, я прочел по ошибке!

И он девять раз проорал:

— Раз не даешь мне пары быков, так и не давай!

Три товарища

Направились в путь трое: глухой, слепой и нагой. Дошли Разговор с перекати-полем они до 1-го места, и здесь глухой произнес:

— Постойте, я слышу стук копыт.

— Да-да, на склон взбираются 10 всадников, — произнес тогда слепой.

Давайте, братья, убежим, а то нас разденут, — проговорил нагой.

Здесь слепой увидел:

— Ну, если не снять с тебя кожу, то что все-таки с тебя снять Разговор с перекати-полем?

Мечта бедняка

В старенькые времена один бедняк произнес:

— Муки вот у меня нет, но если б было масло, да сосед одолжил бы мне собственный котел, я приготовил бы для себя чельпек и поел.

Сопи и муллы

Один сопи произнес муллам, занимавшимся в келье:

— Муллы, идите и оставьте мне ключ от вашей Разговор с перекати-полем кельи!

— Сопи-ага, — отвечали муллы, — мы свою келью поэтому и запираем, что есть вы, а если б вас не было, мы бы ее и не запирали.

Состязание во ереси

Один враль из Теджена отправился, чтоб посостязаться во ереси с одним вралем из Мары. Пришел он, а того, оказывается, нет дома. Но Разговор с перекати-полем дома был его отпрыск 10 лет.

— Где твой отец? — спросил его человек, который пришел.

— А что для тебя необходимо? — отвечал мальчишка.

Тогда человек, пришедший из Теджена, произнес:

— Я отправился из Теджена, захватив ковер: один его конец у меня на плече, а другой — остался в Теджене.

На это мальчишка Разговор с перекати-полем ему отвечал:

— Если б отец был дома, мы бы твой ковер приобрели. Так как посреди нашего ковра от огня образовалась дырка. Твой ковер как раз и стал бы заплаткой для дырки в нашем ковре.

Когда пришел отец, мальчишка сказал ему о собственном ответе.

— И это все, что ты ответил? — произнес отец Разговор с перекати-полем и обмакнул отпрыска в реку.

— Постой, отец, я изловил рыбу, — проговорил отпрыск.

— Так где она? — спросил отец.

— А я ее изловил, приготовил и съел, — отвечал отпрыск.

Так отец был побежден своим отпрыском.

Слепой и ишан

Один слепой от рождения спросил у ишана:

— Какого цвета земля?

— Желтая, — отвечал ишан.

— А Разговор с перекати-полем что же все-таки это такое — желтая? — спросил слепой. Тогда ишан закатал ему рукав и, коснувшись его запястья, произнес:

— Ах так это.

— А, ишан-ага, означает, то, что именуется землей, все равно что запястье! — воскрикнул слепой.


razlichayut-etapi-dihaniya-znachenie-dihaniya-stroenie-i-funkcii-organov-dihaniya.html
razlichayut-intersticialnuyu-i-alveolyarnuyu-stadii-oteka-legkih.html
razlichayut-nominalnij-i-realnij-vnp.html